Сергей (22sobaki) wrote,
Сергей
22sobaki

Достопримечательности Васильевского острова – 3

 Миллионеры Брусницыны
 
Бывший особняк кожевенных промышленников Брусницыных расположен на Кожевенной линии Васильевского острова, дом 27.
 
 
Кожевенная линия получила свое название от кожевенных производств, которые еще по указу Екатерины II стали размещаться здесь, в глухой части города, поскольку «при самом въезде в городе быть оным неприлично, затем что от оных происходит нечистота и нездоровый воздух». Именно здесь и купили участок в 1848-м году Брусницыны.
 Основатель фирмы «Брусницын Н.М. с сыновьями» Николай Макеевич Брусницын был купцом 1-ой гильдии. Двое из его сыновей – Александр и Георгий – тоже выбились в люди: стали купцами 2-ой гильдии (т.е. владели капиталом более 20 тысяч рублей). Третий сын - Николай – пошел еще дальше. Николай Николаевич стал коммерции советником, купцом 1-ой гильдии, гласным Городской Думы, вице-председателем совета Русского банка для внешней торговли.
Поселились Брусницыны рядом со своим заводом, который к концу XIX века стал крупнейшим в тогдашней столице и в год выделывал до 110 тысяч бычьих шкур для ремней и конской сбруи. Чтобы упростить сообщение между частями завода, расположенными по разные стороны Кожевенной линии, был выстроен «мост» - крытый переход из одного заводского здания в другое:
 
Завод фирмы «Брусницын Н.М. с сыновьями» был оборудован по последнему слову техники. За передовым технологическим опытом Брусницыны наведывались за границу.
Ходила история, как во время одного из таких визитов в Стокгольм Николай Брусницын купил яхту шведского наследного принца. Шикарная паровая яхта под именем «Астарта» пленила кожезаводчика с первого взгляда – белоснежная, 60-и метров длиной, с надстройкой красного дерева, на носу - золоченый голубь с тянущимися от него вдоль борта резными золочеными ветвями… «Загорелся» Брусницын и в лучших традициях лихого русского купечества перекупил яхту, предназначавшуюся шведскому кронпринцу, за кругленькую сумму.
Поговаривали, что такой роскошной яхты не было ни у кого в России. Завистники обсуждали, как Брусницын страдает, что не может на своей яхте поднять флаг Императорского яхт-клуба, поскольку не имеет соответствующего титула. К слову сказать, Брусницыны на этой яхте океанских вояжей не совершали, а все больше сдавали ее состоятельной публике для путешествий по Балтике.
 
После смерти в 90-е годы XIX века Николая (отца) и Елены (матери), братья Брусницыны — Николай, Александр и Георгий — в память о родителях основали Дом призрения для малолетних детей-сирот имени Николая и Елены Брусницыных. Ныне в этом доме №15а на Косой линии размещается Государственная Морская академия им. адмирала С. О. Макарова:
 
О том, что это было незаурядное заведение, говорит не только колоссальный по тем временам объем средств в 1,5 миллиона рублей, выделенный Брусницыными. Архитектором здания был «престижный» Павел Юльевич Сюзор. Тот самый граф Сюзор, который через восемь лет возведет знаменитый Дом компании «Зингер» на Невском пр., 28.
В приют принимались дети - преимущественно круглые сироты - обоих полов от 6 до 12 лет, а также потерявшие близких ветераны преклонного возраста. Для детей были организованы школа, больница и учебные мастерские. Перед 1917-м годом в приюте на полном содержании находились более 100 детей и более 50 стариков.
В центральной части здания, на 3-м этаже размещалась домовая церковь с хорами. В росписи этой церкви принимали участие художник Николай Андреевич Кошелев (роспись главного купола московского храма Христа Спасителя – тоже его работа) и известный тогда мозаист Михаил Иванович Зощенко (отец писателя Михаила Зощенко).
На третьем этаже - окна бывшей домовой церкви святого Николая Чудотворца:
 
При освящении здания богадельни в декабре 1897-го года (в день 50-летия Кожевенного завода) присутствовали принц А.П. Ольденбургский и Иоанн Кронштадтский. Вскоре после открытия Дом посетил Николай II с семьей, дабы выразить благодарность Брусницыным, передавшим свое заведение в распоряжение города. Во время этого визита императрица подарила обитателям Дома свою фотографию.
Помимо этого, Александр Николаевич и Николай Николаевич Брусницыны были гласными Городской Думы и участниками Комитета Санкт-Петербургского Попечительства о народной трезвости. Они организовывали столовые, читальни и спектакли чтобы отвлечь мастеровых людей от пьянства, а также приюты, ясли, убежища для подростков.
О заслугах братьев Брусницыных перед городом напоминала мраморная доска, установленная в Александровском зале Городской думы.

 
Вернемся на Кожевенную, 27. Со времени обустройства особняка осталась легенда о «зеркале Брусницына». По ней во время строительства Брусницын для гостиной своего шикарного дома заказал в Италии старинное зеркало, до этого якобы висевшее в усыпальнице графа Дракулы. Смотревшие в это зеркало люди испытывали странные ощущения. С самим семейством стали происходить необъяснимые явления: от ухудшения самочувствия до несчастных случаев, после одного из которых зеркало запрятали в кладовую. По рассказам, зеркало и сейчас находится в особняке.
 
Особняк Брусницыных. Группа членов товарищества, родственников и знакомых Н.М.Брусницына. 1913 год. Фотограф К. Булла. Фото с www.photoarchive.spb.ru
Умиляет батюшка нога на ногу, интригуют вещи неизвестного назначения на заднем плане, укрытые чехлами.
 
 
Тот же зал особняка Брусницыных. Вечеринка по случаю Хэллоуина. 2005 год. Фото с www.geometria.ru
Как видно, в отличие от фасада, интерьер особняка отреставрирован.
 
Согласно моде конца XIX столетия в 1882-м году к дому со стороны сада была пристроена оранжерея с оригинальной расстекловкой:
 
  
При советской власти кожевенный завод расширился на соседние территории и стал называться «Кожевенный завод им. А.Н. Радищева». В особняке разместили администрацию завода, на месте ворот обустроили проходную для рабочих, а на фасаде укрепили серпы и молоты (вместо вензелей Брусницыных?).
 
 
В годы войны, по всей видимости, кожевенный завод не работал – кожа в блокадном Ленинграде стала пищей, а не сырьем. Бывшую богадельню, как уже говорилось, заняли моряки. Часовня и фамильный склеп Брусницыных в саду Дома призрения не сохранились.
Яхта «Астарта» в 1921-м году была передана ускоренным курсам техников комсостава флота для обучения курсантов и была ускоренно ими утоплена в первом же плавании. Экзотические растения из оранжереи Брусницыных в 1924-1925 годах передали в Ботанический Сад, где они, возможно, живут и до сих пор. Иконы и резной дубовый иконостас из домовой церкви Дома призрения сейчас можно увидеть в храме в честь иконы Казанской Божией Матери в Вырице.
После революции Брусницыны не покинули Россию. Георгий Брусницын умер в 1934-м году в одной из коммуналок на Пушкинской улице. Другие потомки Брусницыных до последнего времени жили в нашем городе, и, надеюсь, живут и сейчас.
Tags: архитектура, дома, история, петербург, старые картинки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments