Сергей (22sobaki) wrote,
Сергей
22sobaki

Судоходство в прежние времена

Если морского торгового флота в СПб. слишком немного, зато речное судоходство в нём можно назвать громадным. Известно, что большая часть товаров для иностранного сбыта и почти все хлебные товары, лесные и вообще строительные, для довольствия столицы, доставляются водой. В 1871 г., не считая многочисленных местных судов, для внутренних городских потребностей в СПб. вошло с грузом в столичные воды, по сведениям речной полиции 14 329 судов, исключая плотов.




Вообще движение внутреннего судоходства по направлению к СПб. занимает почти целую треть всего количества судов речного плавания в России, а по ценности 19% общего количества. Стоимость перевозки обходится пароходно-буксирн. движением от 6,8 до 9,6 коп. с пуда за 100 вёрст, а обыкновенной тягой «по системам» от 9,6 до 15,9 коп. За 1868 год водой ввезено 100 млн. пудов, отправлено 2 млн. пудов разных грузов (железной дорогой за тот же год ввезено и вывезено 81 млн. пудов).


Пароходство иногороднее – от пристаней у Летнего сада, Литейного моста, с Английской набережной и Васильевского острова. Оттуда можно ехать в Шлиссельбург, на Валаам, в Петрозаводск, в Ригу, Гапсаль и Ревель, Гельсингфорс и Або, Петергоф и Стрельну, Копенгаген и Любек. Для примера – «цена местам от в СПб. до Штетина в каюте со столом 25 р., а на палубе 10 р. и без стола. Дети платят половину. Каждый пассажир может иметь при себе до 3 пудов клади».


Продольное и поперечное сообщение по Неве и продольное сообщение по Фонтанке забрало в руки энергичное Общество Финляндского легкого пароходства, которое строит на собственном заводе свои небольшие синие пароходики один за другим и постоянно открывает один за другим новые перевозные пункты, зарабатывая большие деньги; плата берётся за поперечные рейсы – две копейки, за продольные (от 13-й линии Васильевского острова до Финляндского вокзала и от Летнего сада на Острова) – десять копеек, по реке Фонтанке – пять копеек.


Пароходики небольшие, но содержимые чисто и опрятно. Прислуга – финны, обязательно говорящие, однако, по-русски; шкипера должны командовать по-русски. Пароходы носят названия по порядку их изготовления: «Первый», «Второй» и т.д. Теперь всех пароходов уже за сорок; вместимость их от семидесяти до ста пятидесяти человек. Билетов на проезд не выдаётся: плата вносится на пароходных пристанях в кассы, причём каждый пассажир проходит через турникет контрольный, кроме чинов полиции и нижних чинов войск, которые могут ездить даром.

«На пристани у Калинкина моста, пройдя через турникет, мы уплатили по 5 коп. и важно уселись на носу парохода. Мальчик-подросток, стоявший у турникета, время от времени выкрикивал: «Летний сад пять копеек». По Фонтанке мы ехали между барок, гружёных дровами и песком. Рулевой – финн с коричневым лицом от загара и сажи – подавал команду в машинное отделение, крича в металлическую слуховую трубу: «Кот вперёд, тише кот, кот назад». До Летнего сада мы ехали час пятнадцать минут».

Яличный промысел изрядно подрезан финляндскими пароходами и держится там, где нет близко пароходного перевоза. Работают яличники ещё по ночам, когда пароходы уже не ходят (от десяти часов вечера до семи часов утра).
За перевоз через Неву к Горному институту, что на Васильевском острове, яличники брали по 5 коп. с человека.
В обязанность речной полиции входило также «наблюдать, чтобы игра на гармонях на лодках не происходила».

Текст:
C.Ф. Светлов «Петербургская жизнь в конце XIX столетия (в 1892 году)»
Вл. Михневич «Петербург весь на ладони» 1874
Картины Александра Беггрова отсюда
Tags: история, корабли, петербург, старые картинки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments